Анчар — дерево смерти – Все актуальные новости

Анчар — дерево смерти

В пустыне чахлой и скупой,
На почве, зноем раскаленной,
Анчар, как грозный часовой,
Стоит — один во всей вселенной.
Природа жаждущих степей
Его в день гнева породила,
И зелень мертвую ветвей
И корни ядом напоила…
А. С. Пушкин

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

Анчар ядовитый, или Антиарис Токсикария (Antiaris toxicaria). © VIRBOGA

В прошлом о нем было широко распространено мнение как о «древе смерти». Положил начало недоброй славе анчара голландский ботаник Г. Румпф. В середине XVII столетия он был командирован в колонию (в Макассару) с целью выяснить, какие растения дают туземцам яд для отравляющих стрел. В течение 15 лет Румпф попросту бездельничал, выуживая нужные ему сведения из всяких россказней, передававшихся из уст в уста в кулуарах местного губернатора, и в результате составил «авторитетный» отчет о «ядовитом дереве». Вот что он писал о нем:

«Под самым деревом не растут ни другие деревья, ни кусты, ни травы — не только под его кроной, но даже на расстоянии брошенного камня: почва там бесплодна, темна и словно обуглена. Ядовитость дерева такова, что садящиеся на его ветви птицы, наглотавшись отравленного воздуха, одурманенные падают на землю и умирают, и их перья устилают почву. Все, чего коснутся его испарения, гибнет, так что все животные его избегают и птицы стараются не летать над ним. Ни один человек не осмелится приблизиться к нему».

Пользуясь этими недобросовестными, безбожно преувеличенными сведениями, Александр Сергеевич Пушкин в свое время написал великолепное, всем известное стихотворение «Анчар». Немало времени прошло, прежде чем это растение удалось детально исследовать, развеять неправильное представление о нем, дополняемое с легкой руки Румпфа новыми наговорами.

Анчар реабилитирован, научно описан и впервые наречен научным именем — Анчар ядовитый (Антиарис Токсикария – Antiaris toxicaria) ботаником Лешено. Оказалось, что это высокое красивое дерево растет на островах Малайского архипелага, а особенно распространено на Яве. Стройный его ствол, у основания которого есть присущие многим тропическим деревьям досковидные корни-подпорки, достигает 40-метровой высоты и несет на себе округлую небольшую крону. Принадлежит «дерево смерти» к семейству тутовых и является близким родичем шелковицы и тропического обитателя фикуса.

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

Листья Анчара ядовитого. © Wibowo Djatmiko

Первые исследователи, наслушавшись немало страшных рассказов об этом дереве, были удивлены, завидев птиц, безнаказанно сидевших на его ветвях. Со временем выяснилось, что не только ветви, но и другие части анчара вполне безвредны как для животных, так и для человека. Только густой млечный сок, вытекающий в местах повреждения его ствола, действительно ядовит, и туземцы в свое время смазывали им наконечники стрел. Правда, попадая на тело, сок способен только вызвать нарывы на коже, но перегонкой анчарового сока со спиртом достигается высокая концентрация яда (антиарина), опасная для жизни.

Но оставим на время эту тему и послушаем ботаников. Они установили, что анчар — растение с мужскими и женскими цветками, причем женские соцветия очень напоминают цветки нашего орешника, тогда как мужские похожи на мелкие грибы опенки. Плоды у анчара мелкие, продолговато-округлые, зеленоватые. Листья схожи с листьями шелковицы, но опадают, как и у всех вечнозеленых деревьев, постепенно.

Позже ботаники обнаружили в Индии второй вид анчара — анчар безвредный. Из его плодов добывают превосходную карминовую краску, а из луба — грубые волокна и даже целые мешки. Недаром местные жители называют его мешочным деревом. Способ получения мешков довольно прост: отпиливают нужного размера бревно и, поколотив основательно по коре, легко снимают ее вместе с лубом. Отделив луб от коры, получают готовую «ткань», которую надо только сшить, чтобы вышел прочный и легкий мешок.

Но, разыскивая подлинное «дерево смерти», мы должны вспомнить еще о двух страшных растениях.

Если вам доведется быть в Сухумском ботаническом саду, ваше внимание, конечно, привлечет дерево, которое ограждено железной решеткой. Рядом табличка с предостерегающей надписью: «Руками не трогать! Ядовито!»

Экскурсовод вам расскажет, что это лаковое дерево из далекой Японии. Там из его белого млечного сока варят знаменитый черный лак, широко известный своими редкими качествами: долговечностью, красотой и стойкостью. Нарядные перистые листья дерева в действительности сильно ядовиты.

Не уступают им и листья сумаха — лианы, известной ботаникам под названием токсидендрон радиканс. Ее можно встретить в североамериканском отделе Сухумского ботанического сада. Сумах ядовитый вьется там по могучим стволам болотных кипарисов и других деревьев. Гибкие, тонкие его стебли-канаты буквально врезаются в чужие стволы, а тройчатые листья, напоминающие листья фасоли, сплошь покрывают и самые лианы и могучие штамбы кипарисов. Осенью листья сумаха особенно красивы, расцвечены на редкость красивой гаммой пунцово-оранжевых красок. Но привлекательность их обманчива. Стоит только дотронуться, как начинается сильный зуд кожи, который, правда, скоро проходит. Через несколько часов возникает слабая припухлость с небольшими очагами сильно лоснящейся кожи, зуд возобновляется, все возрастает, затем появляется и острая боль. В следующие дни боль усиливается, и только срочное вмешательство врачей способно предотвратить тяжелые последствия отравления. Сильное отравление ядом сумаха может закончиться даже смертью. Кстати, у него ядовиты не только листья и стебли, но и плоды, и даже корни. Вот уж настоящее дерево смерти.

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

Анчар ядовитый. © Anna Frodesiak

Наконец, в тропической Америке и на Антильских островах растет еще одно дерево, имеющее отношение к нашей теме. Оно принадлежит к семейству молочайных, зовется марцинелла, или по-латыни хипомане марцинелла. Вот оно, пожалуй, больше сумаха соответствует пушкинскому анчару, так как способно поражать даже на расстоянии. Достаточно постоять некоторое время вблизи него и вдохнуть его запах, как наступит тяжелое отравление дыхательных путей.

Кстати, виды с ядовитыми свойствами известны не только среди деревьев, но и среди травянистых растений. Ядовитыми свойствами обладают все части наших чудесных ландышей, листья и стебли томатов, табака.

Яд, извлекаемый из растений, в прошлом часто служил целям мрачным и страшным. Теперь же растительные яды строфантин, кураре и другие используют в медицине: строфантин лечит сердце, а кураре помогает при операциях на сердце и легких. Ядовитый сок сумаха искусные фармацевты превращают в лечебные средства, излечивающие параличи, ревматизм, нервные и кожные заболевания. Перед деревьями смерти ныне открываются широкие горизонты.

С. И. Ивченко — Книга о деревьях

Опасен ли смертоносный анчар ?

Никто не застрахован от ошибок. Даже гении. И Алек­сандр Сергеевич Пушкин — не исключение. Более того, он, несомненно, более других невольно содействовалрас­пространению в России одного из самых старых заблуж­дений.

Больше других, естественно, потому что популярен и читаем гораздо большим числом людей, чем труды, ска­жем, самого уважаемого ботаника или естествоиспытате­ля. Не знаю, как сегодня, а в дни моего школьного детства стихотворение «Анчар» было обязательным к заучиванию наизусть.Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

В пустыне чахлой и скупой,

На почве, зноем раскаленной.

Анчар, как грозный часовой.

Стоит один во всей вселенной.

Природа жаждущих степей,

Его в день гнева породила,

И зелень мертвую ветвей,

И корни ядом напоила.

К нему и птица не летит,

И тигр нейдет; лишь вихорь черный

На древо смерти набежит

И мчится прочь, уже тлетворный.

Итак, поговорим об анчаре, о его смертоносных свой­ствах — реальных и мифических.

К слову, смертоносные свойства анчару приписывал не только Александр Сергее­вич. В опубликованном в 1832 году очерке Оноре де Баль­зака «Путешествие на Яву» можно обнаружить рассказ об «упасе — дереве смерти». Есть упоминания о «дереве яда» и в «Странствиях Чайльд-Гарольда» Байрона, и в трагедии «Озорио» Кольриджа.

Конечно, литературовед не преминет заметить, что Пушкин писал «Анчар» не для изучения по этому стихо­творению ботаники. Что у него другой, аллегорический, смысл. Что под образом восточного владыки, напитавше­го ядом анчара «свои послушливые стрелы» и разослав­шего с ними гибель «к соседям в чуждые пределы», поэт подразумевал реакционную политику российского цариз­ма. Возможно, это и так. Но позволю себе процитировать другого уважаемого российского литератора, Виссариона Григорьевича Белинского.

Он писал, что «…поэзия Пушкина чужда всего фан­тастического, мечтательного, …она проникнута насквозь действительностью…».

Да, Пушкин не выдумал чуждые анчару свойства, он изложил взгляды на это растение науки своего времени. Попробуем сделать выборку из стихотворения и разо­браться, что в этих взглядах правда, а что — заблуждения.

1. Анчар — одиноко произрастающее в пустыне дерево.

  1. Корни, ветви и листва дерева пропитаны ядом. Яд выступает на коре и на листьях.
  2. К дереву не рискуют приблизиться ни птицы, ни звери.
  1. Воздух вокруг дерева ядовит, дышать им смертельно опасно и для человека.
  2. Нанесенная на наконечник смола наделяет стрелу смертоносными свойствами.

(Сомневающихся в правильности анализа отсылаю к оригиналу. Он, безусловно, талантливее всего выше- и ни­жеизложенного) .

Теперь от поэзии перейдем к скупой прозе жизни.

Под названием анчар биологи подразумевают шесть различных видов деревьев и кустарников семейства туто­вых. Встречаются они в тропиках Азии и Африки. Оста­вим в стороне абсолютное большинство безвредных ви­дов и обратим наше внимание на упас — азиатский вид анчаров, растущий на острове Ява. Малайцы-сунданезы именуют это дерево «Pohon Upas». Первое слово названия означает «дерево», второе — «яд». Яванское же название дерева — «Antjar» произносится «анджар». Вот откуда и западноевропейская транскрипция «Antschar» и русское название «анчар». Теперь перейдем от этимологии к бота­нике.

При этом сразу же отметем сведения, изложенные в пункте № 1. В тропиках нет «одиноко произрастающих» на «скупых» песках деревьев. Буйство всяческой расти­тельности, переплетенные между собой не только корни, но и стволы деревьев, обвитые многочисленными лиана­ми, — вот что такое тропический лес. Следует ли уточнить, что почва в таком лесу отнюдь не скудная? Итак, упас, как и все анчары, растет в тесном соседстве с другими расте­ниями, они от этого не страдают!

Правда, в одной из статей мне попалось на глаза опи­сание неких «долин смерти» на Яве, где скапливаются про­дукты вулканической деятельности этих краев — углекис­лый газ и пары серы. Если предположить, что пушкинский анчар рос посредине такой долины, то можно переложить некоторые обвинения, выдвинутые в адрес дерева (смот­ри пункты № 3 и 4), на тлетворное влияние газа. Однако напомним, что упас — обитатель все-таки тропического леса, а не долины, тем более наполненной ядовитым га­зом такой концентрации, что вокруг разбросаны останки неосторожно забежавших сюда животных.

Так что направимся все-таки в тропики, где растет долгое время неведомое европейцам дерево. Впервые они услышали об упасе лишь в XVII веке от голландского бота­ника Румпфа. Сведения, им пересказанные, были почерп­нуты от аборигенов, смачивавших наконечники стрел со­ком некого ядовитого растения.

Эти небольшие стрелы заряжаются в длинную полую трубку, сделанную из бамбукового ствола. Охотник или воин (в зависимости от того, кому предназначается стре­ла) резко дует в трубку, и бесшумная смерть летит к жерт­ве. (Почитатели Конан Дойла наверняка вспомнят опи­сание оружия в одном из рассказов мэтра детективного жанра.) Зовется это экзотическое оружие сарбаканом. Вес его стрел мал, и большого вреда животному или человеку они сами по себе причинить не могут. Другое дело — яд, которым смочен наконечник! Вот этот-то яд и получают из сока упаса. Однако аборигены предостерегли ученого от попыток найти дерево — приблизиться к нему смерти подобно! Возможно, местные жители намеренно искази­ли действительность. Вполне логично с их стороны было бы утаить от чужеземного завоевателя источник секрета своего оружия. Так это или не так, но факт остается фак­том — до самого дерева Румпф не добрался.

Усилил интерес европейцев к упасу хирург голланд­ской армии Ф. Ферш (или Фурш, как его именуют в неко­торых источниках). В 1783 году он опубликовал записки, где упомянул о дереве, убивающем ядовитыми испарени­ями не только окружающую растительность, но и проле­тающих над ним птиц.

Эти ужасные сведения лишь усилили интерес голланд­цев к таинственному дереву.

Однако следующий этап в познании секретов упаса связан с именами уже не их соотечественников, а фран­цузов. В 1791 году они снарядили экспедицию для поисков своего знаменитого соотечественника — мореплавателя Жана-Франсуа Лаперуза, пропавшего без вести в ходе кру­госветного плавания.

Одним из участников экспедиции был Л.А. Дешан, услышавший об «упас-анчаре» во время пребывания фран­цузов на острове Ява. В своей заметке, опубликованной по возвращении на родину, Дешан сообщает довольно точные и подробные сведения о таинственном дереве. И, кстати, честно признается, что выведать секрет полу­чения яда ему не удалось.

Страшные легенды так и ужасали бы европейцев, если бы в 1805 году знаменитый французский путеше­ственник и естествоиспытатель Лешено де ля Тур не ре­шил проверить сведения о дереве яда. В отличие от своих голландских предшественников этот биолог не положил­ся на рассказы аборигенов, а опубликовал собственные наблюдения и исследования. Именно Лешено определил родовые и видовые свойства растения, подверг анализу содержащийся в древесном соке яд и описал способ его получения. В ознаменование заслуг французского ученого его фамилия увековечена в ботаническом названии анча­ра — Antiaris toxicaria Lesch.

Однажды в ходе своих исследований Лешенб обнару­жил в лесу отличный экземпляр дерева. Оно было столь высоким, что абориген, которому предложили срубить ветви с листвой, стал делать на могучем стволе зарубки, чтобы добраться до кроны. «Едва достигнув высоты 25 фу­тов, яванец почувствовал себя плохо и принужден был спуститься. Он опух и был болен в течение нескольких дней, испытывая головокружения, тошноту и рвоту. В то же время другой яванец, который добрался до верхушки дерева и принес мне то, что я желал, не почувствовал ни­какого недомогания». Далее Лешено продолжает: «Потом, приказав срубить одно из этих деревьев, имевшее около 4 футов в окружности, я ходил среди сломанных ветвей, мои руки и даже лицо были покрыты смолой, которая ка­пала на меня, но я не испытывал никаких болезненных явлений: правда, я из предосторожности тотчас же вы­мылся. Приближение к анчару не вредно для животных, я видел ящериц и насекомых на его стволе и птиц, сидя­щих на его ветвях». Именно Лешено установил, что яд, по­лучаемый из сока упаса, смертелен только при попадании в кровь.

Такова действительность, лишенная ореола таинствен­ности. Упас, конечно, не самое «дружелюбное» растение, но и не настолько ужасное и убийственное, как описал его Пушкин. Хотя, располагай он истинными данными, кто знает — появилось ли бы на свет одно из лучших стихо­творений поэта?

Анчар — дерево смерти

Сразу же оговоримся, что речь пойдет не о страшном дереве — людоеде, нередко фигурирующем в старинных легендах, поверьях и не столь давних газетных сенсациях. Ботаники тщательно обследовали самые отдаленные и малодоступные уголки нашей планеты и ничего подобного не встретили. Речь пойдет об анчаре.

В пустыне чахлой и скупой,
На почве, зноем раскаленной,
Анчар, как грозный часовой,
Стоит — один во всей вселенной.
Природа жаждущих степей
Его в день гнева породила,
И зелень мертвую ветвей
И корни ядом напоила…

А. С. Пушкин

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости Анчар ядовитый, или Антиарис Токсикария (Antiaris toxicaria). © VIRBOGA

В прошлом о нем было широко распространено мнение как о «древе смерти». Положил начало недоброй славе анчара голландский ботаник Г. Румпф. В середине XVII столетия он был командирован в колонию (в Макассару) с целью выяснить, какие растения дают туземцам яд для отравляющих стрел. В течение 15 лет Румпф попросту бездельничал, выуживая нужные ему сведения из всяких россказней, передававшихся из уст в уста в кулуарах местного губернатора, и в результате составил «авторитетный» отчет о «ядовитом дереве». Вот что он писал о нем:

«Под самым деревом не растут ни другие деревья, ни кусты, ни травы — не только под его кроной, но даже на расстоянии брошенного камня: почва там бесплодна, темна и словно обуглена. Ядовитость дерева такова, что садящиеся на его ветви птицы, наглотавшись отравленного воздуха, одурманенные падают на землю и умирают, и их перья устилают почву. Все, чего коснутся его испарения, гибнет, так что все животные его избегают и птицы стараются не летать над ним. Ни один человек не осмелится приблизиться к нему».

Пользуясь этими недобросовестными, безбожно преувеличенными сведениями, Александр Сергеевич Пушкин в свое время написал великолепное, всем известное стихотворение «Анчар». Немало времени прошло, прежде чем это растение удалось детально исследовать, развеять неправильное представление о нем, дополняемое с легкой руки Румпфа новыми наговорами.

Анчар реабилитирован, научно описан и впервые наречен научным именем — Анчар ядовитый (Антиарис Токсикария — Antiaris toxicaria) ботаником Лешено. Оказалось, что это высокое красивое дерево растет на островах Малайского архипелага, а особенно распространено на Яве. Стройный его ствол, у основания которого есть присущие многим тропическим деревьям досковидные корни-подпорки, достигает 40-метровой высоты и несет на себе округлую небольшую крону. Принадлежит «дерево смерти» к семейству тутовых и является близким родичем шелковицы и тропического обитателя фикуса.

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости Листья Анчара ядовитого. © Wibowo Djatmiko

Первые исследователи, наслушавшись немало страшных рассказов об этом дереве, были удивлены, завидев птиц, безнаказанно сидевших на его ветвях. Со временем выяснилось, что не только ветви, но и другие части анчара вполне безвредны как для животных, так и для человека. Только густой млечный сок, вытекающий в местах повреждения его ствола, действительно ядовит, и туземцы в свое время смазывали им наконечники стрел. Правда, попадая на тело, сок способен только вызвать нарывы на коже, но перегонкой анчарового сока со спиртом достигается высокая концентрация яда (антиарина), опасная для жизни.

Но оставим на время эту тему и послушаем ботаников. Они установили, что анчар — растение с мужскими и женскими цветками, причем женские соцветия очень напоминают цветки нашего орешника, тогда как мужские похожи на мелкие грибы опенки. Плоды у анчара мелкие, продолговато-округлые, зеленоватые. Листья схожи с листьями шелковицы, но опадают, как и у всех вечнозеленых деревьев, постепенно.

Позже ботаники обнаружили в Индии второй вид анчара — анчар безвредный. Из его плодов добывают превосходную карминовую краску, а из луба — грубые волокна и даже целые мешки. Недаром местные жители называют его мешочным деревом. Способ получения мешков довольно прост: отпиливают нужного размера бревно и, поколотив основательно по коре, легко снимают ее вместе с лубом. Отделив луб от коры, получают готовую «ткань», которую надо только сшить, чтобы вышел прочный и легкий мешок.

Но, разыскивая подлинное «дерево смерти», мы должны вспомнить еще о двух страшных растениях.

Если вам доведется быть в Сухумском ботаническом саду, ваше внимание, конечно, привлечет дерево, которое ограждено железной решеткой. Рядом табличка с предостерегающей надписью: «Руками не трогать! Ядовито!»

Экскурсовод вам расскажет, что это лаковое дерево из далекой Японии. Там из его белого млечного сока варят знаменитый черный лак, широко известный своими редкими качествами: долговечностью, красотой и стойкостью. Нарядные перистые листья дерева в действительности сильно ядовиты.

Не уступают им и листья сумаха — лианы, известной ботаникам под названием токсидендрон радиканс. Ее можно встретить в североамериканском отделе Сухумского ботанического сада. Сумах ядовитый вьется там по могучим стволам болотных кипарисов и других деревьев. Гибкие, тонкие его стебли-канаты буквально врезаются в чужие стволы, а тройчатые листья, напоминающие листья фасоли, сплошь покрывают и самые лианы и могучие штамбы кипарисов. Осенью листья сумаха особенно красивы, расцвечены на редкость красивой гаммой пунцово-оранжевых красок. Но привлекательность их обманчива. Стоит только дотронуться, как начинается сильный зуд кожи, который, правда, скоро проходит. Через несколько часов возникает слабая припухлость с небольшими очагами сильно лоснящейся кожи, зуд возобновляется, все возрастает, затем появляется и острая боль. В следующие дни боль усиливается, и только срочное вмешательство врачей способно предотвратить тяжелые последствия отравления. Сильное отравление ядом сумаха может закончиться даже смертью. Кстати, у него ядовиты не только листья и стебли, но и плоды, и даже корни. Вот уж настоящее дерево смерти.

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости Анчар ядовитый. © Anna Frodesiak

Наконец, в тропической Америке и на Антильских островах растет еще одно дерево, имеющее отношение к нашей теме. Оно принадлежит к семейству молочайных, зовется марцинелла, или по-латыни хипомане марцинелла. Вот оно, пожалуй, больше сумаха соответствует пушкинскому анчару, так как способно поражать даже на расстоянии. Достаточно постоять некоторое время вблизи него и вдохнуть его запах, как наступит тяжелое отравление дыхательных путей.

Кстати, виды с ядовитыми свойствами известны не только среди деревьев, но и среди травянистых растений. Ядовитыми свойствами обладают все части наших чудесных ландышей, листья и стебли томатов, табака.

Яд, извлекаемый из растений, в прошлом часто служил целям мрачным и страшным. Теперь же растительные яды строфантин, кураре и другие используют в медицине: строфантин лечит сердце, а кураре помогает при операциях на сердце и легких. Ядовитый сок сумаха искусные фармацевты превращают в лечебные средства, излечивающие параличи, ревматизм, нервные и кожные заболевания. Перед деревьями смерти ныне открываются широкие горизонты.

С. И. Ивченко — Книга о деревьях

Анчар: останавливающий сердце

Более 200 лет это дерево окружено самыми мрачными легендами и описаниями. В XVII веке германо-голладский натуралист Румфиус (Rumphius) писал: «Это дерево растет на бесплодных горных склонах. Вся земля вокруг него выглядит пустынной и как будто выжженой; только квохчущие, как куры, рогатые гадюки, глаза которых светятся в ночи, обитают под ним».

В XVIII веке в одном из лондонских журналов появляется статья бывшего военного врача Форша (Foersch), служившего на Яве, впоследствии процитированная Эразмом Дарвиным (Erasmus Darwin) в трактате Loves of the Plants, в которой рассказывается об этом же дереве. «Дерево, — пишет врач, — настолько ядовито, что убивает все живое на расстоянии более 15 миль вокруг. Как альтернативу немедленной смертной казни, его яд добывают приговоренные преступники. Они ждут, пока ветер не начнет дуть по направлению от них к дереву, бегут к нему и начинают добывать яд маленькими порциями, до тех пор, пока ветер снова не переменится и не убьет их своим ядовитым дыханием. Если повезет, бедолаги могут удлинить свою жизнь на двадцать таких пробежек..» В 1929 году шведский исследователь Борнео Эрик Мьоберг (Eric Mjoberg) пишет: «Оставаться в непосредственной близости от этих деревьев опасно для жизни, кучи костей валяются под ними».

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

Анчар (Antiaris toxicaria)

Не обошли своим вниманием ядовитое дерево и знаменитые литераторы. О нем в своих произведениях упоминают Шекспир и Байрон, Шарлотта Бронте и Пушкин. Да-да, это о нем Александр Сергеевич писал:
«..В пустыне чахлой и скупой,
На почве, зноем раскаленной
Анчар, как грозный часовой,
Стоит — один во всей вселенной.
Природа жаждущих степей
Его в день гнева породила,
И зелень мертвую ветвей
И корни ядом напоила.
Яд каплет сквозь его кору,
К полудню растопясь от зною,
И застывает ввечеру
Густой прозрачною смолою..»

Итак, имя названо: этот ужасный незнакомец – знаменитый анчар! Конечно же большая часть страшных рассказов являются пересказом местных легенд, приукрашенными байками путешественников, а иногда и простым вымыслом. На самом деле дерево, о котором идет такая дурная слава, достаточно безопасно. Конечно, его сок много веков использовали для приготовления яда, но люди могут вполне спокойно прогуливаться в тени его великолепной кроны, а птицы устраивают свои гнезда на его ветках. Анчар растет во многих оранжереях мира.

Так кто же он на самом деле, этот анчар? Мощное вечнозеленое дерево антиарис (Antiaris toxicaria), принадлежащее к семейству тутовых (Moraceae), величественно раскидывет свою крону, возвышающуюся над стволом, который у старых деревьев достигает полутораметровой толщины и почти 150-метровой высоты. Его родина – Южная и Юго-Восточная Азия: Индия, Шри Ланка, юг Китая, Филиппины, Ява и Фиджи. Название, употребляемое в Азии для этого дерева – Upas или Ipoh, происходит от яванского слова «яд». Родственные виды Antiaris toxicaria произрастают также в тропическом поясе Африки. Однако, это могучее дерево, нечасто можно встретить в густых зарослях джунглей, — анчар предпочитает расти у подножия известковых и суглинистых холмов.

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

Анчар (Antiaris toxicaria)

У анчара красивая древесина, беловатая или очень светло-коричневая, средней плотности, на ощупь шелковистая, в свежесрубленном состоянии издает довольно неприятный специфический запах. Ствол заметно утолщен у основания. У дерева крупные элипсовидные темно-зеленые блестящие листья, а многочисленные мужские и женские соцветия покрыты довольно мелкими розовыми цветами. После цветения на дереве образуются грозди темных, почти черных плодов-ягодок, немного напоминающих увеличенные гроздья черной смородины.

Несомненно, антиарис очень ядовит. Первоначально его ядом смазывали стрелы, которыми выстреливали из духовых ружей, используя их на охоте и войне. В латексе растения содержится сильнодействующий сердечный гликозид антиарин. Попадание сока анчара в открытые ранки или даже царапины человека или животного крайне опасно. Токсин вызывает очень быстрое сгущение крови, кровеносные сосуды как бы закупориваются ею, а затем наступает паралич сердца. В Китае анчар называют «убийца крови», у китайцев даже есть страшная поговорка, описывающая ядовитые свойства этого дерева: «семь вверх, восемь вниз, девять – упал». Это означает, что у отравленного анчаром есть возможность сделать только семь шагов вверх по ступеням или восемь вниз, на девятом же шаге человек падает замертво. Звучит ужасно, а смысл заставляет людей трепетать.

По преданию впервые ядом анчара воспользовался некий охотник по имени Дай. Во время охоты за ним погнался крупный медведь, и Даю пришлось спасаться от него на дереве. Но медведь, продолжая преследование, полез за ним следом. Тогда охотник стал ломать ветки и бросать их в медведя; одну из веток он бросил так, что случайно попал зверю в глаз. И о чудо! Медведь свалился с дерева и умер. Оказалось, что дерево, на котором спасался незадачливый охотник, было анчаром.

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

Анчар (Antiaris toxicaria)

Химический анализ показал, что латекс анчара состоит более 30 редко встречающихся сердечных карденолидов — сильнейших ядовитых алкалоидов. Наиболее принципиальным токсическим агентом является антиарин, который составляет около 2% всей массы латекса. Молекула антиарина состоит из двух компонентов: стерина антиаригенина, представляющего собой яд, и гликозида L-Rhamnose, являющимся композитом сахаров. Сахарная составляющаяся, соединяется с ядовитой посредством очень чувствительного к нагреванию кислородного моста – гликозидного соединения. Именно сахар делает вещество молекулы быстрорастворимой в воде и крови. Однако, если латекс или уже выделенный яд подвергнуть сильному нагреванию, например, при при варке мяса отравленного животного в процессе приготовления пищи, гликозидное соединение разрушается, сахарная составляющая высвобождается и яд теряет свои губительные свойства. Также химики отметили интересный факт, что яд антиариса содержится в коре, древесине, корнях и семенах растения, в то время как в листьях, мужских соцветиях и мякоти плодов он отсутствует.

Процесс приготовления яда для стрел начинается с того, что в коре дерева ножом делается надрез, из которого вытекает латекс, который собирают наподобие того, как мы собираем весной березовый сок. Когда натекает достаточное количество, его переливают в бамбуковый контейнер. Иногда латекс собирают непосредственно в молодые, еще не полностью раскрывшиеся листья пальмы Licuala spinosa, напоминающие собой меха аккордеона. Эти листья настолько прочны и огнестойки, что их можно спокойно класть на горящую газовую конфорку. Эти качества и являются одним из секретов приготовления яда: в контейнер из такого листа, сложенный в виде лодочки, помещают латекс для последующего, довольно продолжительного процесса дегидратизации.

Затем разводят очень слабый огонь и на высоте примерно 70 см, на очищенных веточках подвешивают пальмовый контейнер с латексом. В случае, если пойдет дождь, контейнер временно убирают с костра и заносят в хижину. Процесс дегидратизации требует огромного терпения и осторожности. Для получения среднего количества готового яда необходимо его прогревание в течение недели. В процессе приготовления латекс становится сначала темно-коричневым, а к концу процесса масса делается все более и более вязкой и приобретает черный с металлическим блеском цвет. Но, конечно, самое большое внимание следует уделять температурному режиму, так как, если допустить чуть более сильный нагрев, ядовитые свойства латекса разрушатся, а продукт приобретет сладкий вкус. Это хорошо известно местным охотникам, поэтому в процессе приготовления они время от времени пробуют массу на вкус кончиком языка – тут же сплевывая и полоща рот. Правильно приготовленный яд должен быть очень горьким. Если вкус сладковатый, масса выбрасывается и вся работа начинается сначала.

Несмотря на всю свою ужасную репутацию, у анчара есть и достоинства: его кора настолько толстая и эластичная, что местное население часто использует ее для производства ковриков и одежды. Сначала подбирается кусок коры нужного размера и отрезается от дерева. Затем кору размягчают путем поколачивания деревянными молоточками, одновременно растягивая ее до нужной длины. Когда кора полностью отделилась от остатков внутренней древесины и приобрела необходимые размеры, ее погружают в воду сроком, примерно, на месяц. После этого кору моют и еще раз выколачивают, чтобы избавится от остатков жидкости, клейковины и яда. Теперь кора становится похожа на белую плотную мягкую ткань, из которой делают штаны и рубашки, а также мягкие и удобные коврики-циновки, которые не теряют своей мягкости и эластичности десятки лет.

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новостиmasterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

Манцинелловое дерево (лат. Hippomane mancinella), или манцинелла, растёт в западном полушарии (штат Флорида, страны Карибского бассейна и Багамы) — вид деревьев семейства Молочайные.. Вокруг него часто повязана красная лента — это знак прохожим не подходить близко. Растение получило широкую известность благодаря ядовитому млечному соку, содержащемуся во всех его частях, в том числе в плодах.

Манцинелловое дерево — одно из самых ядовитых деревьев на планете.

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

Это раскидистое дерево с ядовитыми плодами, напоминающими небольшие яблоки или гуавы, довольно широко распространено на песчаных морских побережьях Карибского моря, Мексиканского залива и на Галапагосских островах. Также произрастает в Мексике, на Антильских островах, в Колумбии и на побережьях Вест-Индии.

Привлекательные одиночные или растущие попарно желтовато-красные плоды, обладающие сладким запахом, в свое время унесли не одну сотню жизней испанских конкистадоров, пиратов и простых европейских моряков, пытавшихся утолить голод и жажду приятно пахнущими плодами.

Эти великолепные деревья с разветвленной кроной, достигающие шестнадцатиметровой высоты, под воздействием сильных береговых ветров иногда могут принимать причудливые искривленные формы.

Листья у мацинеллы простые, элипсовидные, с ярко выраженными желтоватыми прожилками.

Дерево смерти считается вечнозеленым, однако, в периоды засухи (декабрь-январь), оно может сбросить большую часть листвы.

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

С началом сезона дождей появляются соцветия в виде початочков длиной 7см, на которых располагаются один или два маленьких рудиментарных женских цветка диаметром около 3мм, из звездчатых пестиков которых образуется завязь. Мужские цветки, еще меньшего размера, с множеством желтых пыльников, располагаются рядом, на этом же соцветии.

Цветение происходит, практически, в течение всего года, но особенно обильно манцинелла цветет в марте. Плоды – круглые, в диаметре имеют около 4см, очень ароматные, покрыты блестящей сероватой кожицей. Внутри находится несколько коричневых семян.

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

Все части этого растения: листья, кора, цветы, плоды содержат тягучий млечный сок — характерный признак всех молочайных. Он очень ядовит и, к тому же, обладает сильным раздражающим действием. При контакте с кожей наблюдается раздражение, ожог кожи, сопровождающийся появлением волдырей и воспалением. Разъедающая способность латекса манцинелла настолько велика, что способна прожечь тонкую хлопчатобумажную и другие легкие ткани.

Попадание сока в глаза вызывает слепоту, так как глаза, практически, выжигаются этим ядовитым латексом. При попадании в желудок смерть наступает от его прободения — коварная манцинелла «проедает» в желудке настоящие дыры. Дым от горящей древесины вызывает сильное раздражение дыхательных путей. Дождь и даже роса, стекающие с листьев этого ядовитого дерева, представляет собой реальную опасность для людей и млекопитающих.

Благодаря всему вышесказанному, манцинелла в настоящее время входит в «Книгу рекордов Гиннеса» как самое опасное дерево в мире.

А вот некоторые рептилии преспокойно лазают по его веткам и даже устраиваются там на ночлег.

Хуан Понсе де Леон

Согласно легенде, от яда этого дерева умер испанский конкистадор Хуан Понсе де Леон. Он вернулся во Флориду в 1521-м году в поисках золота и претендовал на владение областями, которые якобы открыл. Конечно, местные жители так просто отдавать ему свои земли не собирались, и во время битвы в ногу де Леона попала пропитанная ядом манцинеллы стрела, что привело его к мучительной и долгой смерти.

Николь Стрикленд, консультант по радиологии, опубликовала в «Британском медицинском журнале» статью о том, как съела один из плодов манцинеллы. Во время праздника на Карибском острове Табаго она заметила среди лежащих на пляжном песке манго и кокосов маленькие зелёные плоды — они были круглыми, размером с мандарин, и, вероятно, упали с большого дерева с серебристым стволом и овальными листьями.

Она откусила от плода кусочек и нашла его приятно сладким, то же сделал и её друг. Через несколько мгновений оба заметили странную остроту во рту, постепенно переросшую в жжение, слезотечение и закупорку горла. В течение следующих двух часов состояние молодых людей ухудшилось, и они не могли проглотить ни кусочка из-за мучительной боли в горле. Единственное, что хоть как-то смягчало боль — молоко. И только через восемь часов все болевые ощущения стали постепенно спадать.

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

Английский врач и натуралист Эразм Дарвин (дед Чарльза Дарвина) писал об этом дереве: «…росинки, падающие с него, так ядовиты, что сжигают кожу; поэтому многие нашли свою смерть, поспав в его тени».

Жители Малых Антильских островов, карибы, надрезали кору манцинеллы и пропитывали наконечники стрел ее густым ядовитым млечным соком. Этот яд наносили на стрелы индейцы Санта Марты и Картахены. Если такая стрела попадала в человека, в скором времени он умирал.

В регионах, где растет манцинелла, часто можно увидеть таблички, предупреждающие проезжающих мимо туристов, чтобы они не останавливались на отдых под сенью этих деревьев и не трогали его плодов.

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

В 1733 году был издан королевский указ, обязывающий уничтожить все ядовитые деревья вблизи Санкт-Бартелеми на острове Пуэрто-Рико. В южной Флориде предприняли всеобщую выкорчевку опасных растений вокруг поселений.

Уничтожить манцинеллу оказалось непросто. Когда пытались рубить деревья, ядовитый сок брызгал в глаза, вызывал воспаление, жгучую боль. Человек терял работоспособность, а порою слеп. На коже возникали волдыри, которые долго не заживали. Приходилось обжигать кору дерева перед рубкой, чтобы сок свернулся. Но и дым был опасен для глаз.

Древесина манцинеллы имеет красивый, с темными прожилками рисунок. Ее очень ценят столяры-краснодеревщики.

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

Но как срубить дерево, если к нему нельзя даже прикоснуться? Лесорубы решают эту задачу просто: обкладывают дерево кострами и сушат его на корню горячим дымом. Только после этого приступают к валке дерева. И все же полного обезвоживания древесных тканей достичь не удается.

С большой осторожностью, чтобы в глаза не попали опилки, ствол распиливают. Часть неделовой древесины идет на топливо. Но при горении выделяется ядовитый дым, который действует на глаза и вызывает сильную головную боль.

«Анчар»

стихотворение и анализ

В пустыне чахлой и скупой,

На почве, зноем раскаленной,

Анчар, как грозный часовой,

Стоит – один во всей вселенной.

Природа жаждущих степей

Его в день гнева породила

И зелень мертвую ветвей

И корни ядом напоила.

Яд каплет сквозь его кору,

К полудню растопясь от зною,

И застывает ввечеру

Густой прозрачною смолою,

К нему и птица не летит,

И тигр нейдет – лишь вихорь черный

На древо смерти набежит

И мчится прочь уже тлетворный,

И если туча оросит,

Блуждая, лист его дремучий,

С его ветвей, уж ядовит,

Стекает дождь в песок горючий.

Но человека человек

Послал к анчару властным взглядом,

И тот послушно в путь потек

И к утру возвратился с ядом.

Принес он смертную смолу

Да ветвь с увядшими листами,

И пот по бледному челу

Струился хладными ручьями;

Принес – и ослабел и лег

Под сводом шалаша на лыки,

И умер бедный раб у ног

А князь тем ядом напитал

Свои послушливые стрелы

И с ними гибель разослал

К соседям в чуждые пределы.

Краткое содержание

Стихотворение «Анчар» больше напоминает балладу с ее неожиданным и часто трагическим финалом. В раскаленной пустыне, словно одинокий часовой, стоит дерево, источающее ядовитые соки. Настолько смертоносные, что даже окружающий воздух насквозь пропитан ими, а дождевая вода, стекающая по стволу, превращается в яд и отравляет почву. Ни птица, ни зверь не приближаются к анчару, и только жестокий властитель посылает своего раба за ядовитой смолой. Исполнив приказ, раб умирает в муках, а властелин пропитывает ядом стрелы, предназначенные для неугодных соседей.

Анализ

История создания

Стихотворение «Анчар» А.С. Пушкин написал в 1828 году, но опубликовано оно было четыре года спустя, в 1832 году в альманахе «Северные цветы».

Обстоятельства, побудившие поэта к написанию «Анчара», были следующими. В 1828 году он, полный творческой энергии и надежд, возвращается из длительной политической ссылки. Но мечты о полной свободе перечеркиваются усилившимся полицейским надзором. Узнав о преследованиях, поэт решает бежать на Кавказ, но власти пресекают и эту попытку.

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

Анчар. Фотограф Н. Лунский

Император также не благоволил к Пушкину, по этой причине каждый шаг поэта сопровождался слежкой тайных агентов. В этом же, 1828 году ему было предъявлено обвинение в написании антиправительственных произведений. Такие тенденции цензура обнаружила в поэме «Гаврилиада» и в стихотворении «Андрей Шенье».

Тяжелые обстоятельства, заложником которых оказался поэт, побудили его взяться за свое проверенное оружие – перо и бумагу. Через три месяца, в ноябре 1828 года, появилось стихотворение «Анчар», которое обнажает проблему пагубности абсолютной власти.

При создании «Анчара» Пушкин опирался на впечатления путешественников, посетивших остров Ява. От них поэт узнал о смертоносном дереве, источающем ядовитую смолу. Островитяне посылали приговоренных к смерти людей за ядом, которым затем пропитывали наконечники стрел, предназначенные для врагов.

Стихотворение стало широко известным лишь после смерти Пушкина, а исследователи его творчества называли «Анчар» тем выстрелом, который привел поэта к медленной гибели.

Персонажи

В произведении прописаны образы трех персонажей. Это – дерево, жестокий правитель и безвольный раб. В первой части центральное место занимает анчар, который «как грозный часовой, стоит – один во всей вселенной».

Яркое описание этого образа позволяет читателю зрительно представить дерево-убийцу, к которому «и птица не летит, и тигр нейдет». По сути, оно является символом беспредела властей, несправедливость которых, наподобие яда, отравляет все живое и неугодное.

Показателен в этом смысле и образ всемогущего властелина, как образца тирании и безграничной власти сильного над слабым. Он – воплощение зла, лишенный сочувствия и разума диктатор, сознательно отправляющий человека на смерть. Раб, вызывающий глубокую жалость, олицетворяет собой бесправный народ, вынужденный жертвовать жизнью ради прихоти самодуров-царей.

Композиция

Стихотворение состоит из двух частей. Первая включает в себя пять строф, вторая – четыре. В композиционном смысле оно содержит очень длинную экспозицию – описание самого дерева. Поэтому первую часть можно сопоставить с пейзажной лирикой, так как в целом она является практически самостоятельной.

Лишь шестая строфа второй части, в которой появляются люди, являет собой завязку сюжета. Дальше, как и положено, следует развитие и последующая кульминация – закономерная смерть раба. Развязка повествует о намерениях тирана поражать врага отравленными стрелами.

Стихотворение относится к литературному направлению романтизм, но в нем явно ощущается присутствие реалистических оттенков. По своему роду – это лирика, следовательно, жанр произведения можно обозначить так: лирическое стихотворение с элементами баллады.

Размер и средства художественной выразительности

При создании «Анчара» Пушкин воспользовался своим любимым стихотворным размером – четырехстопным ямбом. Для облегчения чтения поэт использовал перекрестную рифму.

Текст содержит немалое количество эпитетов: «в пустыне чахлой и скупой», «вихорь черный» и метафор: «природа жаждущих степей», «зелень мертвая ветвей», «день гнева», «древо смерти».

Благодаря олицетворению «анчар, как грозный часовой, стоит», дерево словно оживает. Для придания торжественности поэт использует слог: «раскалЕнной», «смолою».

Во второй части преобладает антитеза, которая заключается в противопоставлении властителя послушному рабу. В этом смысле произведение напоминает фольклор, где всегда разворачивается противоборство добра и зла, но здесь добро не восстает против зла, а смиренно ему подчиняется.

Аллитерация строится на использовании звуков «ч» и «п», что обеспечивает мрачную атмосферу и способствует более яркому восприятию образов: «В Пустыне Чахлой и скуПой»; «И застывает ввеЧеру густой ПрозраЧною смолою».

Проблематика и основная идея произведения

Анчар — дерево смерти - Все актуальные новости

Иллюстрация. Худ. Николай Кочергин

Главной проблемой стихотворения можно обозначить равнодушие власть предержащих к жизни простого человека, что в целом пагубно для всего общества. Поэт показывает это на примере ядовитого дерева, несущего смерть. Этот стихотворный образ есть не что иное, как господствующая власть с ее несправедливым отношением к народу.

Тема безграничной власти перекликается с темой свободы. В стихотворении слуге достаточно одного взгляда правителя, чтобы с готовностью отправиться навстречу смерти. Это можно рассматривать как самоубийство или жертвоприношение самого себя. Рабское мышление и безоговорочное подчинение приводит в итоге и к убийству соседей, не сделавших рабу ничего плохого. Таким образом, как тирания, так и безволие противопоставлены жизни, поскольку сами они приносят лишь смерть.

Пушкин рассматривает смирение, как еще больший грех по сравнению с тиранией, потому что именно положение бесправного, не имеющего возражений холопа, и делает тиранию возможной. Стихотворение «Анчар» можно назвать протестным вызовом запрету свободы слова.

Дерево смерти

Еще в самом начале колониальных войн войска Ост-Индской кампании познакомились с одним из древнейших видов химического оружия — отравленными стрелами, дротиками и кольями. Загадочные яды для стрел интриговали завоевателей, и в середине XVII в. голландцы поручили ученому-ботанику Г. Румпфу раскрыть их тайну. Благодаря Г. Румпфу об анчаре, дереве, дающем яд для стрел, стали распространяться самые невероятные слухи. Произошло это потому, что яванцам было гораздо выгоднее запугать европейцев, чем раскрыть секрет добычи сока анчара. Поэтому Г. Румпфа предупредили, что приближаться к дереву чрезвычайно опасно, так как оно убивает на расстоянии.

В 1783 г. один из хирургов голландской армии Ферш подтвердил то, что сообщил об анчаре его предшественник. Ферш будто бы сам путешествовал в глубь острова Ява и уверял, что сам видел, как дерево своими ветвями, словно щупальцами, хватало людей и как ему приносили человеческие жертвы. Ферш писал, что оно губило все живое и вблизи него не росла ни одна былинка. Он поведал миру в своих записках о том, что один малайский священник, проживающий в нескольких километрах от места, где рос анчар, в течение 30 лег послал к дереву более 700 преступников, приговоренных к смерти, с поручением собрать и принести яд дерева. Он гарантировал помилование тем, кто вернется живым. Из 700 человек будто бы вернулось лишь 20. несмотря на то, что священник перед походом снабдил их парой перчаток из кожи буйвола и маской из того же материала с двумя отверстиями для глаз, в которые были вставлены стекла. Для сбора яда он давал им ящик из панциря черепахи.

Для того чтобы добыть яд анчара, надо было идти за 27 лье от Батавии и за 14 лье от резиденции императора в долину, страшную своей бесплодностью; ее воздух был до того насыщен ядовитыми испарениями, что птицы, пролетая над ней, падали мертвыми.

Но все это были выдумки, основанные лишь на рассказах местных жителей. Страшные легенды об анчаре передавались из уст в уста до тех пор, пока французский ботаник Легдено де ля Тур не рассказал о нем правду. Это было в 1805 году.

Анчар вовсе не распространяет вокруг себя смерть. Рядом с ним растут и цветут чудесные деревья, лианы, травы. Но сок дерева ядовит и, попадая на кожу, вызывает местное воспаление. Яд смертелен, если попадает в кровь. Девять миллионных грамма гликозида антиарина (активного действующего начала сока анчара) мгновенно убивают лягушку: у нее наступает паралич сердца. Чтобы сделать ядовитыми 100 стрел, достаточно 90 граммов сока анчара.

Уже в середине XVIII в. яд, полученный из млечного сока анчара, под названием «макассар» находился в коллекции Британского музея в Лондоне, а в XIX в. был исследован его химический состав.

Антиарин оказался гликозидом, близким к гликозиду наперстянки дигиталину и другим растительным сердечным гликозидам, исключительно быстро действующим на сердечную мышцу. Кроме антиарина в соке анчара содержатся другие, менее исследованные яды. В конце прошлого века соком анчара еще отравляли стрелы для духового ружья «сарбакана» и те, кто добывал этот сок, легко могли пострадать.

Анчар (Antiaris toxicaria) — высокое, до 40 метров, стройное дерево с прямым и голым стволом, лишь на расстоянии примерно 25 метров от земли на нем растут ветви, образующие густую, красивую крону. Дерево относится к сем. Тутовых. Ботаники насчитывают несколько видов анчара, растущих в Индии, на острове Шри-Ланка и по всей Малайзии, вплоть до Филиппинских островов. Млечный сок анчара, растущего в Малайе, очень ядовит.

Неядовитый анчар (A. innoxia), или «мешочное дерево», встречается в Индии. Из его коры делают прочные мешки для домашнего обихода.

Древние авторы сообщили, что отравленные стрелы применяли племена варваров-кельтов, галлов, бельгийцев. Народы Азии, жившие между Черным и Каспийским морями, также были знакомы с этим оружием. Даже в начале нашего века народы Восточных Гималаев, Непала, Бирмы и Китая применяли его. В этих областях растет аконит (Aconitum ferox). Яд этого растения употребляли даже при охоте на слонов; жители Сахалина из корешков A. ferox и A. japonicum готовили яд, с которым ходили на медведей. Леса каждого из континентов скрывали в своих чащах растения, пригодные для отравления стрел. Предполагают, что яд, употреблявшийся для стрел древними галлами, был соком одного из ядовитых лютиков (Ranunculus tora), вызывающим гнойные воспаления. Аналогично действуют яды растений сем. Молочайных, применявшиеся для стрел на Африканском континенте. Euphorbia tirucalli — легко ломающееся растение с густым млечным соком использовалось в Азии для того, чтобы вызывать ожоги незащищенных частей тела у нежелательных «гостей». В Южной Африке для отравления стрел применялись соки нескольких видов растения сем. Молочайных — E. cereiformis, E. virosa, E. arboroscens и Е. dienteri, известные под общим названием «канделябровый молочай» и похожие на гигантские подсвечники из-за характерного ветвления. Эти деревья, достигающие высоты 12 метров, растут на термитниках по всей Центральной Африке.

Жители Северной Дагомеи аннагосы слыли особыми знатоками по части стрельных ядов. Племя бари использовало яд канделябровых деревьев. Соком Е. venenifera жители гор Табы смазывали зазубренные наконечники стрел, племена, жившие у озера Чад, использовали млечный сок растений, относящихся к другим семействам, сильно действовавший на сердце.

В Суринаме применялось растение с едким соком Arum venenatum (аронник ядовитый) на полуострове Малакка — другое растение из сем. Ароидных (возможно, Dieffenobachia segume syn. Caladium seguinum).

В музее Берлина 90 лет пролежали отравленные стрелы бушменов, жителей Южной Африки. Основной частью этого яда был сок луковицы Hamaemanthus toxicarius, туда же входил змеиный яд и сок некоторых молочайных деревьев. Бушмены наносили яд на стрелы с костяным наконечником, снабженные перышком для вытаскивания наконечника из раны. Яд сначала вызывал головокружение, потом возбуждение и действовал на спинной и продолговатый мозг: жертва погибала от удушья и судорог. Через 90 лет эти стрелы, испытанные на животных, действовали безукоризненно.

Исследования луковицы кринума азиатского (Hamaemanthus toxicarius) привели к открытию алкалоида гемантина, оказывающего такое же действие.

Немецкий токсиколог Л. Левин в книге «Яды в истории» (Берлин, 1920) упоминает еще ряд растений, из которых получали стрельные яды сильного действия: Derris trifoliata — деррис трехлистный из сем. Бобовых, Excoecaria agallocha и его родственник — Е. sebifera, китайское сальное дерево (масло семян используется для приготовления мыла, свечей, красок и лаков), Colocasia indica, Derris eliptica, Rabelaisia philippensis. Некоторые из них исследованы, другие — нет. Особый интерес представляют те стрельные яды, которые нашли применение в медицине в качестве ценнейших, подчас незаменимых лекарств.

Помогла статья? Оцените её
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...